rbardalzo Сайт Ивана Карасева

Старые страницы

Стартовая

Конланги

Творча

Грамматология

Прогнозы

Графика

Кубань

Новости сайта

Short English version

О нас пишут

Категории раздела

Конланги [40]
Грамматология [13]
Прогнозы [36]
Творча [25]
Регионализм [26]
Разное [2]

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 63

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Рейтинг@Mail.ru

МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов

 

Анализ сайта он лайн

Сайты беларуси

Форма входа

Банеры

 

 

 
консультации ветеринара бесплатно
Semrez Сайт философа Семёна Резниченко создателя доктрины Социогнозис

Календарь Арахау

Лингвокалендарь

Языковые праздники

Главная » 2017 » Май » 6 » Духлампы
23:56
Духлампы

Посвящается И.Я.
"Я - седая обезьяна, обреченная проповедовать в волчьей стае. Серые братья покорно внимают моим притчам, стихам и рассказам. Но стоит замешкаться и умолкнуть хотя бы на минуту, как стар и млад, набросятся на меня и разорвут в клочья. Судьба столь безжалостна, что всякий раз меня воскрешают духлампы. И вот я вновь проповедую в выжженных знанием джунглях, среди тысячи холмов, заросших волчьей шерстью". 
("Ванаяпитака", джатака 9:30)

Иммануил Георгиевич Кантиков за рюмкой шмурдяка признавался своим собутыльникам, что любил заражать простых людей прекрасным. Он проповедовал среди друзей и случайных прохожих литературное творчество. Как говорится, соблазнял работный и служилый люд на писательский искус.
Так, наверное, светлячки думают, что летят на свет волшебного фонаря, почитая любое знание за магическое тепло. Но в страшной реальности все не так: яркие лучи лишь безжалостно опалят крылья и прожгут насквозь механической простотой.  
В зеленом пригороде зловонного мегаполиса Кантиков держал небольшое хозяйство: родительский домик и трех свиней - Веру, Надю и Любу (не бог весть что), да и тех все не решался зарезать. Уж очень к ним привязался. Вообще, Иммануил Георгиевич обладал удивительной способностью располагать к себе всякое живое существо, будь то соседи или какая другая скотинка, обреченная им же самим на заклание.
А долгими вечерами, почухивая Любу за щетинистым ухом, писал потрясающие небылицы. И обязательно с социальной живинкой и благоугодной актуальщиной. 
Утро начиналось, как обычно. Вот он спешит, пробираясь между рядков на рыночной площади. На булыжной мостовой лежат свежие тушки нутрий, сомов и мирских котиков... Все мясники ему кланяются. 
- Здоровеньки булы,  Иммануил Георгич. Как поживаете? Не читнули ли моих рукописев? 
Заходит в бакалею. А поди ж ты, и там его знают и его небритую физиономию ведают. 
- Доброго дня, Георгич! Я вам по почте полтонны своих стишат высылал. Когда же опубликуете, как моего соседа Абарджона Бердымихайловича?
- Скоро, скоро, дружок, потерпи еще годик другой...
Кантиков читал рукописи в полной тишине. Правил красным, толстым фломастером и не уставал восторгаться. 
- Ай, да чудо! Вот, где колыбель бытия. Мы думаем - в академиях наук и университетах. А она здесь, по соседству... В пивном погребке или табачной лавке. Не в пушкиных и некрасовых русский язык. Он - в шоферских покрышках и чемоданчиках сантехников. 
- ...И в портхвелях председателей гаражных кооперативов, - добавил хриплым баском в раскрытую форточку красноносый прохожий. На его потной груди змеилась георгиевская лента, а в потертом портфеле что-то нетерпеливо булькало и звенело.
Иммануил Георгиевич думал, что размышлял про себя. Но, оказывается, говорил вслух так, что даже прохожие начинали интересоваться его смелыми идеями. Но сейчас не тот случай: к нему заглянул давний и, кстати сказать, полезный знакомый. По делу, конечно. С трехтомником своих литературных работ. Как тут не порадеть? 
В состоянии творческого упоения Кантиков срывался на крик: "Литература - не радость и наслаждение, а скитания и боль". Многие в этот момент оглядывались в ужасе, будто в грозовой туче услыхали самого Саваофа. А мог запросто подойти в парке к подросткам и представиться:
- Разрешите поговорить с вами о литературе. Примите сей крест и несите его на благо простым людям. Ибо только издатым словом спасется маленький человек. Только творчество в письме и печати утолит жажду трепетной жизни. Вкусите запретный плод мучительного рождения разноязыких мыслей. Впитайте робкую идею, посылаемую музами и прочими существами добротворного небоздания...
И что удивительно, многие покорялись Кантикову, не смотря на темный и шершавый язык его подвижничества и душу, заросшую обезьяньей шерстью.
Он, как Гамельнский крысолов манил за собой кухарок и юристов, лифтеров, полицейских и даже чиновников... Разношерстая и многоукладная толпа его последователей и почитателей никогда не позволяла Иммануилу Георгиевичу бедствовать. Как разверзшаяся случайно Библия любым стихом открывает тайный смысл будущего, так и любая встреча с новообращенным поэтом или прозаиком сулила Кантикову свою судьбу. Мясник приносил ему баранью вырезку, прачка за так обстирывала, а инспектор ГИБДД всегда вызволял из вытрезвителя... Словом, каждый грезящий славой Шекспира или Толстого всегда оказывался под рукой. Без этой сетевой ячейки нашего героя давно бы пустили по миру кредиторы, а бывшие жены сжили бы со свету. 

* * *
Кантиков зажмурился и широко отворил глаза. Над ним полуденным солнцем нависло лицо начальника тюрьмы. 
- Гражданин Кантиков, вы же прекрасно знали, что в нашей стране пропаганда литературы и вовлечение в творческий процесс жителей без специального образования запрещено и жестко карается. 
- Нет, - еле выдавил из себя, будто сквозь кошмарный сон Кантиков. 
- Это не важно... Не переживайте. После расстрижения обезьяньей шерсти с вашей души ее пересадят другому существу. Мы постараемся подобрать достойную кандидатуру и не будем возражать, если вы назовете приемника-распределителя...
- Преемника-распределителя, - поправил Кантиков. 
- Это не важно. 
- Не важно, не важно, - судорожно закивал головой приговоренный. - Да-да,  конечно.
- У меня будет к вам последняя просьба, личного и сугубо конфиденциального характера,  - наклонился к самому уху писателя директор тюрьмы. - Перед тем, как вас подвергнут категорической императивации, процессы которой станут необратимы... Может, посмотрите мою рукопись. Она небольшая, всего несколько тысяч страниц. 

(С) И. Карасев, 2017.

Категория: Творча | Просмотров: 232 | Добавил: rbardalzo | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск по сайту

Поиск

Календарь

«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Смежные проекты

  • Креативная лаборатория
  • Rbardalzo.weebly
  • Союз писателей Кубани
  • Форум языка Арахау
  • Ivan Karasev's site
  • Популярное

    Самое читаемое на сайте в декабре (тыс. просмотров):
    1. Китайские иероглифы (12.1)↑
    2. Латинское письмо (4.8)↑
    3. Китайские алфавиты (2.3)↑
    4. Греческое письмо (2.1)↑
    5. Что угрожало РФ в 2012 (1.8)↑
    6. Готическое письмо (1.2)↑
    7. Что угрожало Югу РФ в 2012 (1.1)↑
    8. Все алфавиты мира (0.95)
    9. Прогнозы (0,91)↑
    10.Руны старшие (0.75)↑
    11.Армянское письмо (0.7)↑
    12.Стенография (0.6)↑

    По данным @Mail.ru

    Теги

    кириллица Бельчанский бард нивхи поэзия алгебра Анна Мамаенко грамматология Литва Pichismo барды гимн rbardalzo Asa графика Аватар нумерология числа Ктулху балачка arahau год зайца музыка юбилей Арахау аудио телевидение на'ви Медведев футурология Китай астрология Глоба Путин рейтинги Абхазия Африка вуду катастрофы политпрогноз Аса фольклор прогноз SIL батька конланг Ткачев 2014 Википедия Антилицо учебник эсперанто Диал погода Гидрометцентр Пушкин Speed Tolk стихи Богданович Мамаенко лиса притча Гёте азбука буквы ангел Передереев фантастика Борхес токипона ифкуиль гексаграммы Год Овцы гороскоп Кубань Русь волк Васильев хайку верлибр Послесказие Бог Pokemon прогноз погоды Демократия дравиды адыги кавказ Балканы конкурс книга Гень философия Древняя Греция алфавит богомилы босанчица буквица Дуличенко Interlinguistica Tartuensis

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

     

    HTML баннер Rbardalzo

     

     Free counters!

    Яндекс.Метрика

    Мини-чат

    200